"ОНИ ХОТЯТ, ЧТОБ МЫ, КАК ГОЛОДНАЯ СОБАКА, ВЗЯЛИ КОСТЬ И УБЕЖАЛИ".

сколько бывает редко. Слова, ровно сыплющиеся в микрофон, хоть и не ошеломят взрослых россиян, помнящих девяностые, для современной страны вроде выплеснутого на лицо ведра воды.
– Работу найти сложно. Пугает, возьмут ли хоть куда-то тех, кто в возрасте. Пойду в таксисты, хоть на 18 тысяч, лишь бы не протянуть ноги, – примерно такие комментарии записывались в разных точках.
На собрании ждали Александра Дрозденко, но приближения губернатора не выдавали характерные для его приезда машины ГИБДД. По данным 47news.ru, сам он рвался сюда, но подчин¸нные убедили не поднимать градус волнения своим присутствием. Сошлись, что в случае, если вс¸ пройд¸т вкось, организуют второй заход – но уже с губернатором. Обычно на подобные мероприятия приходят как минимум его замы, но экономический Дмитрий Ялов уехал в Москву. Как говорят на Суворовском, 67, он даже гипотетически не представляет себя в помещении с таким количеством людей, да еще не в костюмах.
Отсутствие первых лиц не означает невнимание руководства Ленобласти к зарождающимся волнениям. В сентябре выборы, и полтысячи жителей Всеволожска, требующих на улицах хоть чего-то, – политическая катастрофа. По данным 47news, с заводскими лидерами накануне провели профилактическую беседу. Так что о пятничном совещании говорили как о способе снять напряжение и выцарапать из граждан мысли о митингах.
Принимающей стороной был глава администрации Всеволожского района Андрей Низовский, с подачи которого и выделили самый большой зал, что есть в городе, – на 350 мест. Пускали всех, и все, кажется, пришли, ведь пятница на заводе – день простоя. Взяли и маленьких детей, и маленьких собак, объясняя, что "сказали – приходить семьями".
Ни галдежа, ни криков в зале не наблюдалось, и за сч¸т этого собравшиеся выигрывали, ведь их спокойные размышления ещ¸ больше контрастировали с оптимистичным настроем президиума.
К примеру, электромеханик Алексей Иванов, работавший на Ford с 2000 года, заметил, что предлагаемые правительством свободные места – это замечательно, но предложения по зарплатам "не идут ни в какое сравнение с тем, что мы имеем сегодня". "Это как кусок ч¸рного хлеба после куска торта", – выразился он.

– Перед теми инвесторами, что настроены выкупить завод, поставлена задача предлагать вам не меньше сорока, – не обрадовал глава областного комитета по труду и занятости Алексей Брицун.
Мужчина в велюровом пиджаке и в очках сообщил о своей инвалидности по зрению и пожаловался на попытку получить новую работу: "С биржи труда меня послали в контору, а там подвал, одни гастарбайтеры, никакого контракта на работу". К судьбе его, как и других, обещали присмотреться, ведь в Ленобласти есть целая программа по трудоустройству лиц с ограниченными возможностями.
В зале не было не только топ-менеджмента правительства, но и ни одного депутата ЗакСа Ленобласти. Хотя стоило бы хоть в уголке посидеть членам фракции "Единая Россия", поддержавшим минувшим летом закон о повышении пенсионного возраста. Тема отсутствия перспектив у тех, кому по новым правилам ещ¸ не пора на заслуженный отдых, но кто уже не нужен нанимателям, поднималась и женщинами, и мужчинами.

Многие уточняли, что начали работать на Ford с самого старта, то есть с 2002 года, и отдали станкам и сво¸ здоровье, и жизнь. Так, "вкалывавшая семнадцать лет и семь месяцев" Светлана Зуева весьма эмоционально попыталась заочно призвать к ответу руководство Ford "за наплевательское отношение". Всем, у кого стаж на предприятии равен 10-15 годам, в качестве отступных предлагают 11 окладов, а от пятнадцати – 12.
– Мы получим всего на один оклад больше. Мы по 12 часов, без выходных и праздников, поднимали с колен этот завод. Почему теперь такое наплевательское отношение к нам? - интересовалась она.
Последнее слово осталось за председателем первичной профсоюзной организации Ford во Всеволожске Михаилом Сергеевым.
– Они хотят, чтоб мы, как голодная собака, взяли кость и убежали. Меньше, чем предлагают, нам уже не дадут. Я призываю всех с утра понедельника работать по правилам. Поднимите руки, кто понимает, о ч¸м это.
Подняли почти все.
"Работать по правилам", как объяснил сосед автора, – это своеобразная форма протеста. Если соблюдать все требования безопасности, включая скорость погрузчика – 5 километров в час и тому подобное, – не сделать выработку. Никто этому не следовал, а под конец начнут.
– Вместе мы едины, - крикнул Сергеев под конец.

На улице рабочие под натиском фотокорреспондентов развернули два плаката: "Губернатор и глава, защищай наши права" и "Достойная компенсация 24 оклада. Чем мы хуже немцев, румын и бельгийцев?" Почему это действие не провернули в зале, объяснить не смогли.


Content Management Powered by CuteNews
Архив новостей